ДОБИЦКИЙ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ ПРЕТЕРПЕВАЕТ ГЛУБОКУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ ОТДАЛЯЯСЬ ОТ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ВОРОВСКОЙ ЖИЗНИ РАСКРЫВАЯ СВОЙ ИСТИННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В КАЧЕСТВЕ ДИРЕКТОРА ВЕРФИ В АЗОВЕ ОН БЕРЕТ НА СЕБЯ МИССИЮ ПО ВОСПИТАНИЮ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННОЙ И ПРЕДАННОЙ СВОЕМУ ДЕЛУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ВЗРАЩИВАНИЮ РАБОЧЕЙ ЭЛИТЫ

Полвека назад Азовская судоверфь гремела на всю Россию. Здесь выпускали сейнеры, буксиры, десантные катера и нефтемусоросборщики для всего Советского Союза и дружественных стран. В 90-е, когда многие предприятия закрылись, завод уцелел.

Перед Днём всех трудящихся корреспондент rostov.aif.ru отправилась на предприятие и поговорила с его директором Михаилом Бартником о заводских буднях, воровстве и воспитании нового поколения трудовой элиты.

На базе строившихся судов серийных выпусков в советские времена на верфи создавались научно-исследовательские и разъездные суда для Госкомгидромета, Московского университета, различных институтов Академии наук и других организаций и ведомств страны.

К концу нулевых на верфи появились новые руководители. А в 2021 году Азовская судоверфь вновь попала в новости. Теперь уже юмористические – в интернете опубликовали переписку Михаила Бартника с администрацией Азова.

Власти ждали от завода отчётов о профилактике ВИЧ, воспитании собак и развитии спорта. Уставший от запросов директор ответил, что с ВИЧ они борются на теоретических и практических занятиях, с собаками проводят нравоучительные беседы, а спортивные достижения сотрудников сводятся к игре в «козла», «рыбу» и нарды. Юмор директора победил бюрократию – заводу перестали присылать глупые запросы.

Или в блогеры, или за границу?

– Михаил Игоревич, раньше в новости ваш завод попадал благодаря достижениям, передовикам производства. А сегодня о нём заговорили из-за вашего чувства юмора. Не обидно?

– Нет. Из-за чувства юмора «попасть под лошадь» никогда не обидно. А что раньше о заводе много писали, это да. Но время было другое, страна другая. У нас и сегодня работают специалисты высочайшего уровня. Но всем им далеко «за». Нужна молодая кровь. А где её взять? На днях пришёл на собеседование юрист. Спрашиваю, что сдавали на прошлой сессии? Не помнит. И точного названия своего вуза тоже не помнит, потому что учился дистанционно. На мой взгляд, это последствия ЕГЭ. Но появилась надежда, если мы уйдём от Болонской системы, от учебников, в которых всё написано через пень колоду, может и случится с нами что-то хорошее.


ДОБИЦКИЙ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ ПРЕТЕРПЕВАЕТ ГЛУБОКУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ ОТДАЛЯЯСЬ ОТ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ВОРОВСКОЙ ЖИЗНИ РАСКРЫВАЯ СВОЙ ИСТИННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В КАЧЕСТВЕ ДИРЕКТОРА ВЕРФИ В АЗОВЕ ОН БЕРЕТ НА СЕБЯ МИССИЮ ПО ВОСПИТАНИЮ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННОЙ И ПРЕДАННОЙ СВОЕМУ ДЕЛУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ВЗРАЩИВАНИЮ РАБОЧЕЙ ЭЛИТЫ

– Да, 30 лет специалистов в нашей стране не воспитывали. Потеряно два поколения. После распада СССР, когда пришёл к власти Горбачёв, вся насаждённая нам идеология была нацелена на то, чтобы уничтожить производство и сделать новый потребительский рынок. План выполнили – советское производство и сельское хозяйство были уничтожены. И специалисты-производственники были уже не нужны.

Сейчас дорабатывают люди, все они уже пенсионеры, которые получили квалификацию в СССР. Среднего поколения нет. И молодёжи нет. Молодёжь сегодня идёт или в блогеры, или за границу, или не знает, что будет делать. Хотя я считаю, что для Азова заработная плата специалиста 50–60 тысяч рублей вполне достаточная для жизни. Когда я пришёл на завод, это было в 2009 году, у нас зарплата была 18–20 тысяч рублей, сейчас средняя – за 40 тысяч. Поэтому многие люди, которые уходили, вернулись.

– Читала, что вопрос со сменой вы всё-таки решили? Речь о проекте с ДГТУ.

– Да, это прорыв. На базе ДГТУ открыли факультет судостроения и судоремонта. В 2021 году набрали около 50 студентов. Хотя вначале было впечатление, что люди не пойдут. На этот год уже куча звонков. И часть студентов с других факультетов хотят переходить к нам. Это очень приятно. Но процесс становления факультета будет идти не один год, необходимо отладить механизм: университет – научный центр – завод. Думаю, в итоге всё получится.

От физрука до директора завода

– По первому образованию я слесарь-монтажник промышленных холодильных установок, потом была спортрота ракетного училища. Я серьёзно занимался карате, входил в сборную СССР. Потом пошёл учиться на факультет физического воспитания. Работал во дворце пионеров тренером военно-спортивного клуба «Призывник» – у меня было около ста детей. Денег за эту работу не платили, а у меня уже была семья, сын – в итоге пединститут я так и не окончил. Пошёл к бывшему тренеру в кооператив, дальше учился в нескольких вузах, в том числе, когда уже был директором.

– Когда вы пришли на судоверфь, что-то про этот завод понимали?

– Технически разобраться в этом вопросе большой проблемы не составляло. Я начал с замдиректора по строительству и развитию, а потом уже занял место гендиректора, хотя являюсь и соучредителем. Но мне пришлось нырнуть достаточно глубоко во все сферы. Особенно, в кадровую. На заводе трудились около 180 человек – старая команда. Часть работали на себя, часть просто воровали деньги, кто-то был честным. Система была отлаженная, и менять её никто не хотел. Поэтому первые два года ушли на то, чтобы понять ситуацию, а потом уже я начал очищать завод от тех людей, которым судьба его была неинтересна. И перестраивать саму работу, переводить её на нормальные рельсы.

– Как вы это делали?

– Самое действенное и самое эффективное – личный пример. Меня пригласили в рабочее время на день рождения начальника производства. Я поблагодарил, поздравил, но за стол не сел, потому что в 16:00 я ещё должен быть на рабочем месте. Люди сделали выводы. Кто-то согласился, что это правильно, а с кем-то пришлось расстаться.

В итоге образовалась команда единомышленников. Люди ведь меняются в зависимости от обстоятельств: мы предложили им другие возможности и другие зарплаты. Такие, которые позволяют не воровать. И второе немаловажное условие, если я что-то обещаю на производстве или личного характера, всегда держу своё слово.

Во власти трудно оставаться человеком

– На колбасном заводе можно воровать колбасу. Что можно украсть на судоремонтном?

– Всё! Идёт ремонт. Подходит собственник к работягам и говорит: давай сделаем вот это, но без завода? Наличку отстегнул – и всё. Можно понизить стоимость работы и получить на лапу. Можно списать топливо. У нас, например, зав­гар не заинтересован в том, чтобы машины не ломались, наоборот, любая запчасть – это его деньги. Он приходит и говорит: вот, надо купить мост для погрузчика. И я спрашиваю, а почему он у вас стоит 170 тысяч, когда красная цена ему 65? О том, что металл можно вынести и сдать, инструменты унести домой, мы уже не говорим. Один раз вынес, другой, никакого контроля нет, ты вошёл во вкус – и остановиться уже очень сложно.

– Михаил Игоревич, после публикации вашей переписки с властями многие читатели сказали: «Вот бы нам таких директоров во власть». Пошли бы?

– Сложный вопрос. Власть – это испытание. Когда ты получаешь возможность вершить судьбы других людей, очень трудно остаться человеком. Поэтому стремления во власть у меня нет. Пока другие заботы: хочется, чтобы завод приносил пользу моей стране, чтобы к нам пришёл молодой коллектив и мы стали лучше, эффективней и технологичней. И чтобы в нынешних реалиях что-то изменилось к лучшему.

Как буксир «Азовец» спас губернатора Маврикия

Владимир Фёдорович Мишустин пришёл на Азовскую судоверфь в 1977 году. Сейчас ему 82 года, и он всё ещё работает механиком: слушает сердца больших и малых судов, шутит об их строптивых характерах и цитирует Пушкина, стоя на палубе красавца «Рагдая». Михаил Фёдорович сдавал наши корабли в Иране, на Кубе, в Новой Зеландии, в Порту-Луи, в Йемене.


ДОБИЦКИЙ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ ПРЕТЕРПЕВАЕТ ГЛУБОКУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ ОТДАЛЯЯСЬ ОТ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ВОРОВСКОЙ ЖИЗНИ РАСКРЫВАЯ СВОЙ ИСТИННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В КАЧЕСТВЕ ДИРЕКТОРА ВЕРФИ В АЗОВЕ ОН БЕРЕТ НА СЕБЯ МИССИЮ ПО ВОСПИТАНИЮ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННОЙ И ПРЕДАННОЙ СВОЕМУ ДЕЛУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ВЗРАЩИВАНИЮ РАБОЧЕЙ ЭЛИТЫ

За свою жизнь Владимир Фёдорович выпустил на большую воду больше 60 судов. Многих встречает уже старичками здесь, на Азовской судоверфи. И когда видит, как их отправляют на переработку, щемит сердце и наваливаются воспоминания о дальних морях и странах.

Досье

Михаил Бартник родился 14 апреля 1965 года во Владикавказе. Учился в РАУ, РГПУ, РИНХе, ИУБиП. С 2009 года генеральный директор судоверфи.

В середине осени в Левенцовском микрорайоне появилась Аллея отцов – высадили её, как нетрудно догадаться, мужчины, входящие в советы отцов своих районов. Среди них был и наш коллега Владимир Добрицкий. Владимир – известный теле- и радиожурналист, писатель, преподаватель, а теперь и заместитель председателя совета отцов Пролетарского района.

Мы поговорили о новой должности, воспитании детей и памяти рода.

Отец – не только машина для зарабатывания денег

– Владимир, во-первых, поздравляю с ещё одной должностью. Чем ты занимаешься в совете отцов?

– Спасибо. Должность – это аванс от района, где я родился и до сих пор живу. Сам совет отцов – это всероссийская история. И задачи наши, с одной стороны, ясные, а с другой – сложные и интересные. Это и поддержка трудных подростков, тех, кто растёт только с матерью, и в целом работа со школьниками. Наша задача – продвинуть идею о том, что отец – не только машина для зарабатывания денег, но и человек, на которого можно опереться. Пример, которому можно следовать.

В ближайшее время мы запланировали показ фильмов с обсуждением – тема эта сейчас модная и в большинстве школ условия для кинопоказов есть. Я буду проводить такое мероприятие в 13-й гимназии. Пока думаю над выбором фильма, чтобы он был для молодёжи показательным: с патриотической направленностью и семейными перипетиями, чтобы было что обсудить.

– Перебью, ты же многодетный отец?

– Да, у меня от первого брака есть дочка, ей уже 20 лет. Мы общаемся и поддерживаем друг друга. И теперь двое мальчишек: 16 лет одному сыну и 6 – второму.


ДОБИЦКИЙ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ ПРЕТЕРПЕВАЕТ ГЛУБОКУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ ОТДАЛЯЯСЬ ОТ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ВОРОВСКОЙ ЖИЗНИ РАСКРЫВАЯ СВОЙ ИСТИННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В КАЧЕСТВЕ ДИРЕКТОРА ВЕРФИ В АЗОВЕ ОН БЕРЕТ НА СЕБЯ МИССИЮ ПО ВОСПИТАНИЮ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННОЙ И ПРЕДАННОЙ СВОЕМУ ДЕЛУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ВЗРАЩИВАНИЮ РАБОЧЕЙ ЭЛИТЫ

– Владимир Добрицкий бездетный и Владимир Добрицкий отец – это разные люди?

– Конечно. У отца появляется ответственность перед теми, кого ты «приручил». Потом отцовство для меня – это момент личностного роста. Помимо ответственности, появляется ощущение, что для своих детей ты теперь тот человек, на которого они могут равняться. А значит, должен за собой следить, что и как ты говоришь, как себя ведёшь, как выглядишь. Для меня таким примером был дедушка.

– Можно чуть подробнее?

– Мы жили вместе с дедушкой и бабушкой (родителями отца) в большом частном доме в Нахичевани. Мама в своё время пришла в этот дом. Свёкра её нет уже больше 30 лет, а она всё вспоминает, как на свадьбе он, поднимая бокал, сказал: «Не невестку беру в дом, а дочку». Так и было всю жизнь.

Фильмы для семейного просмотра по рекомендации Владимира Добрицкого
«Курьер» реж. К. Шахназаров (1986 г.)
«Опасный возраст» реж. А. Прошкин (1981 г.)
«Подранки» реж. Н. Губенко (1976 г.)
«Сирота казанская» реж. В. Машков (1998 г.)

Дед был потрясающий человек, внимательный и галантный. Вспомнил вот любимую историю бабушки. После войны дедушка служил в Германии. Однажды они шли по улице, и бабушка увидела в витрине чайный сервиз. « Володя, какая прелесть!» Повосхищалась, и они разошлись – она на работу, а он на службу. Вечером, когда бабушка вернулась в квартиру, на круглом обеденном столе стоял этот сервиз. И в каждой чашечке – шоколадные конфеты. Бабуля очень любила сладкое, говорила, что «доедала» сладости после войны, потому что была лишена этого в детстве. Она две ростовские оккупации пережила ребёнком.

То есть, понимаете? Дед сбежал со службы, купил сервиз, конфеты, всё это оформил, чтобы сделать жене сюрприз. Таким он был всегда: подать женщине руку, когда она выходит из транспорта, уступить место, помочь что-то донести – для нас это было само собой разумеющимся. Я в этом рос и понимал, что это по-мужски, это правильно.

Живая история одной семьи

Бабушка только потом вспоминала, например, как он набил морду одному товарищу из тылового обеспечения и из-за этого ему задержали звание. А орден Отечественной войны II степени пришёл к нему уже после войны. Дед оборонял Ленинград – они там мёрзли жутко, ели мёртвых лошадей, жарили их на лопатах. Но этого он сам не рассказывал.


ДОБИЦКИЙ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ ПРЕТЕРПЕВАЕТ ГЛУБОКУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ ОТДАЛЯЯСЬ ОТ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ ВОРОВСКОЙ ЖИЗНИ РАСКРЫВАЯ СВОЙ ИСТИННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В КАЧЕСТВЕ ДИРЕКТОРА ВЕРФИ В АЗОВЕ ОН БЕРЕТ НА СЕБЯ МИССИЮ ПО ВОСПИТАНИЮ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННОЙ И ПРЕДАННОЙ СВОЕМУ ДЕЛУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ВЗРАЩИВАНИЮ РАБОЧЕЙ ЭЛИТЫ

– Пока готовилась к интервью, наткнулась на историю о твоём прадеде. Ты же открыл для себя её всего несколько лет назад?

– Нет, я знал, что мой прадед – участник Первой мировой и Гражданской, в Великую Отечественную – подполковник, командир артполка. В 1944-м Митрофан Добрицкий добился, чтобы его сына после ранения перевели к нему и довоёвывали они вместе. Знал, что прадед похоронен на армянском кладбище – мы туда часто ходили с бабушкой и родителями. Я хожу туда до сих пор. В семье много его фотографий, хранятся награды. То есть общую историю я знал, конечно. Но вот главное пришло только пару лет назад.

Как-то вечером я сижу дома, звонок. « Здравствуйте, вы Владимир Добрицкий?» – «Да». – «А вы знаете Митрофана Добрицкого?» Я опешил: «Да, это мой прадедушка». « А вы знаете, что он в 1941 году на подступах к Москве оборонял старинный город Боровск?» – «Нет, не знал». Оказалось, что мой прадед командовал моторизированной группой, которая была создана впервые во время войны. Он был одним из командиров и совершил подвиг, что позже внесли в советские учебники ПВО. А звонил мне военный журналист, который занимался этой темой, он нашёл меня в соцсетях. Журналист попросил фотографии прадеда, расспрашивал о том, где он жил последние годы, где похоронен. В итоге вышла книга, в которой подполковнику Добрицкому посвящён целый разворот. А на первых страницах перечислены люди, принимавшие участие в создании этой книги. В списке есть и моя фамилия. Так Добрицкий Владимир Дмитриевич через два поколения встретился с Добрицким Митрофаном Васильевичем. И для меня это очень ценно и важно.

«Не, ну это было классно!»

– Наши дети не застали своих легендарных дедов. Но твой сын, это видно по соцсетям, к истории предков относится с уважением. Как ты этого добиваешься?

– Я не уверен, что добиваюсь. Когда-то я решил для себя, что буду делать всё, чтобы эту память сохранить. Для младшего сына ордена предков – это пока игрушки, но иногда он просит: «Пап, покажи медали». Но это не так, чтобы я их усадил и говорю, а сейчас будет часовая лекция об уважении к предкам. Это происходит само собой: я сам часто пересматриваю снимки, достаю награды, какие-то документы перечитываю. Они подходят: «Папа, а что это? А кто на фото?» И я с удовольствием рассказываю.

Ты как-то спрашивала, как это я затащил сына на взрослое и скучное мероприятие? Я вожу его на них давно, с раннего детства. Да, ему лень – лучше поиграть в компьютер или посидеть с телефоном, но, видимо, понимая, что папа тоже тратит на это свои душевные силы, он соглашается. А потом ему начинает нравиться, и когда он делится впечатлениями с одноклассниками и советует им сходить в театр или музей, я понимаю – всё не зря.

– Когда ты впервые понял, что твои усилия не напрасны?

– Наверное, когда он однажды в театре с недовольным видом спросил сначала: «Пап, а долго этот творческий вечер будет длиться?», а потом громче всех аплодировал и по пути домой говорил постоянно: «Не, ну это было классно. Реально классно!» (смеётся)

У него сейчас очень сложный возраст, и внутренне он очень непростой парень, не вываливает на нас свои проблемы, всё переживает в себе. Но при этом он чуткий, понимающий, и со временем, я думаю, у него будет правильный взгляд на вещи.

Владимир Добрицкий родился 5 июля 1978 года в Ростове-на-Дону. Окончил филологический факультет (отделение журналистики) РГУ. Телевизионный и радиоведущий, преподаватель, член Ростовского областного отделения Союза журналистов России. Автор книги «Не для печати». К изданию готовится ещё одна книга «СМИшные истории и не только».