БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

С каким настроем учителя вернулись в школы после каникул? Кто-то был рад увидеть детей, кому-то явно не хватило «нерабочих» дней. А вот наш блогер Ольга Школина решила меньше переживать по поводу проблем в школе. Всё равно изменить ничего не получается.

Началась вторая четверть. На каникулах я ничего не писала, потому что посвятила себя трём вещам: семье, друзьям, чтению. А ещё я начала ходить к психологу. Сейчас я вообще говорю о системе образования со всеми! И хочу поговорить об этом и с вами.

Система — гнилая. Этого не исправить

Я не знаю, как обстоят дела с системой, работой и заработной платой в других школах города, но у нас всё печально. Если в сентябре зарплата меня более или менее устраивала, сейчас всё скатилось в глубокую яму. Надежды на спасение нет.

Школа не платит за интересные уроки и мотивированных тобой учеников. Школа платит за то, что ты отдаёшь ей своё свободное время. У меня нет классного руководства, я не веду кружки, надбавку как молодой специалист не получаю.

Моя зарплата — 14 тысяч. Да, да, 14 тысяч рублей в месяц

Иногда (редко) директор «с барского плеча» может дать всем премию. Хорошо, что я занимаюсь репетиторством, а у мужа хорошая зарплата. Иначе не знаю, как бы я жила на эту сумму. « Школьную» зарплату я трачу на мелочи и откладываю.

А мои коллеги принимают такое снижение стоимости работы учителя, как должное. Меня расстраивает, что люди в этой системе совсем не умеют бороться, добиваться. « Но разве можно быть такой кислятиной? Отчего вы не протестуете? Чего молчите? Разве можно на этом свете не быть зубастой? Разве можно быть такой размазней?» — отзываются в этом моём наблюдении строчки из чеховской «Размазни».

К сожалению, положение директора в школе непоколебимо, несмотря на ряд скандалов, связанных с его именем. Так что учителя молчат, а директор с улыбкой и блеском в глазах живёт-поживает, да добра наживает, как говорится.

Забить на всё и просто учить

Но не будем о грустном. Мне повезло: я приняла себе и своё отношение к школе, меня поддержали муж и родители, когда я рассказала, как непросто приходится в школе и что, скорее всего, мало что изменится. Теперь мне точно не страшно.

Я спокойней отношусь к детям, дисциплине и той рутине, которая есть у каждого учителя. Я научилась «забивать». Может, это звучит непрофессионально и многие почтенные дамы сейчас злобно фыркнут, но в моей школе всем всё равно. Имитация бурной деятельности — просто «фантик» для проверяющих комиссий.

Никто ничего не проверяет внутри школы, всем наплевать

Ставь вовремя оценки, проверяй домашнюю работу, не опаздывай и будет тебе счастье. Никто даже не посмотрит на то, что в электронном журнале и в реальности уроки не совпадают. Главное, на уроках не говорить фамилию политика на букву «Н» и вообще не затрагивать политику (с одной стороны, правильно, но проблемы свободы слова и справедливости никто не отменял).

Так что я просто плыву по течению, молчу, пью успокаивающий чай и общаюсь с хорошими людьми. Дети, кстати, были рады меня видеть после каникул, мы даже обнялись, хотя я это и не очень люблю. Но они — единственный островок искренности и честности в этом океане лжи и бюрократии.

Главное — не бояться. Не из-за детей или коллег. Это связано с чувством собственного достоинства. Тот, кто боится, «молчит», старается подняться выше головы ради одобрения важной «тёти» (завуча или директора), тот всю жизнь так и будет жить и трястись от всего на свете.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock / Vectorium


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Наши блогеры много пишут о проектном обучении: нужно оно вообще или нет, начинать ли заниматься проектами в началке или лучше в вузах — и как вообще оно должно быть организовано? Наш блогер, учитель Марина Балуева, уверена, что проекты — это круто. Но не в России.

Кому вообще нужны эти проекты

В древние времена дети учились всему, что им понадобится в жизни, наблюдая за взрослыми и замещая их. Потом появилась письменность, стали развиваться науки, возникли школы. Молодежь всё больше стала обучаться теории, не применимой к практике. Случился кризис школьного образования. Тогда мировая педагогическая мысль на рубеже позапрошлого и прошлого веков изобрела проектную деятельность.

Что это такое? Это деятельность детей по созданию чего-то полезного и применимого в реальности, вдохновляемая и ненавязчиво направляемая учителем. Кстати, и теория хорошо закрепляется именно в процессе такого обретения. Поэтому метод и получил название проектного обучения.

Для меня примером адекватного «проектного обучения» стала карта страны в одной финской школе. Сделана она была на большом листе бумаги фломастерами и красками. Кривовато и не без клякс, но с большой любовью. Думаю, для кого-то это был один из лучших уроков географии родной страны, а заодно и патриотизма. Карта висела на видном месте, где вполне можно было бы разместить что-то более «красивое и аккуратное», отпечатанное типографским способом, закупленное школой из бюджетных средств.

Почему в России снова ничего не вышло

Российская педагогическая мысль всегда на страже того, чтобы достижения мировой педагогики не прошли мимо российских школ. Наши учёные-методисты регулярно выезжают за рубеж, чтобы изучать чужой опыт. Вот и привезли из-за границы проектное обучение — метод, известный в России с двадцатых годов, но в тридцатые запрещённый советской школой, как «чуждый». Сейчас проектная деятельность включена в отечественные образовательные стандарты. Но иногда кажется, что в контексте сохранения авторитарного управления школой всё не в коня корм. Читаю недавно на научно-методическом педагогическом сайте: «Проектная деятельность обучающихся — совместная учебно-познавательная, творческая или игровая деятельность учащихся, имеющая общую цель, согласованные методы, способы деятельности, направленная на достижение общего результата деятельности».

Стиль автора сохранен полностью, из чего следует, что проектной деятельности в жизни автора было мало. И, возможно, именно это обстоятельство не позволило автору в достаточной мере овладеть богатством русского языка. Однако неисповедимыми путями эта проблема не помешала выступить в качестве наставника для учителей. Цитата приведена, чтобы стало ясно, в какой обстановке занимаются проектной деятельностью российские дети. И как ими руководят учителя.

Так сложилось исторически, что российскими учителями часто командуют люди, чья компетентность вызывает вопросы

Но при авторитарном управлении учитель вынужден подчиняться. Российский учитель должен запланировать проект, который будут делать дети, обосновать его и в конце отчитаться о выполнении. Поэтому и дети обречены планировать свою «деятельность», чаще всего — планировать именно под воздействием педагога. Дети редко являются инициаторами проектов. Большое внимание уделяется составлению «паспорта проекта». И, конечно, невыполненный по каким-то причинам проект — это неудача, позор, минус в отчётности. Словом, свобода инициативы и творчества задушена на корню, утоплена в бюрократическом болоте. И родители учеников началки (где тоже вовсю требуется «проектная деятельность») расскажут вам немало интересного о том, как они по ночам изготавливают поделки за своих спящих детей, перегруженных задачами новых образовательных «стандартов».

Как мы делали проект, но он оказался никому не нужен

Как-то зам по воспитательной работе попросила меня с детьми поучаствовать в конкурсе, сочинить коллективную сказку. Сказку со множеством авторов. У нас был кружок журналистики. Дети изучали публицистический стиль, готовили заметки в школьную газету. Задачи конкурса были несколько в стороне от наших задач. Кроме того, коллективное авторство само по себе вызывало недоумение. Всё-таки, в кружке было не два-три, а целых пятнадцать авторов, а литературное творчество — дело, как правило, личное. Но конкурсы в нынешней системе значат очень много для рейтинга и престижа школ. Поэтому мы приступили к работе.

Сначала определились с жанрами: голосованием дети выбрали жанр сказки о животных. Был повод узнать, какие бывают жанры сказки. Далее методом мозгового штурма стали придумывать эффектное начало. Одна девочка придумал интригующее первое предложение. От него и стала виться верёвочка сюжета. Также придумывались имена героям, их внешность и одежда, их судьбы и обстоятельства жизни за пределами сюжета сказки. Для этого приходилось узнавать названия тканей и изучать исторический костюм, искать в словаре непонятные старинные слова и названия животных. Детей охватил азарт. Работа шла три недели, шесть занятий в школе и много работы дома, большинство авторов отсеялись, осталось четверо. Сказка получилась лоскутной по стилю, да и жанр плавно перетек в волшебный, но точку мы поставили. Однако сделали это за день до дедлайна. Поздно опубликованный текст по собранному количеству читательских голосов (а именно так определялся победитель) не смог конкурировать с теми, кто выложил свои произведения в начале, получив преимущества во времени для «накрутки». По сути, выдвинулись те преподаватели, кто смог быстро слепить более или менее приемлемый текст, не заморачиваясь особо вовлечением детей в какую-либо «деятельность».

Судя по всему, организаторам конкурса творчество и обучение детей были глубоко безразличны

Была ли эта работа проектным обучением? Несомненно. Писали мы по ней планирование, отчёты и «паспорт»? Хвала небесам, нет. Я к тому, что бюрократическая система и проектное обучение — это как конь и трепетная лань у известного поэта.

А как же должно быть

Современная школьная бюрократия безразлична к детям. В приоритете в основном деньги. Такая идеология сегодня. Рейтинги и достижения часто основываются на формальных показателях. Поэтому родителям следует внимательно присмотреться к школе, в которую они собираются отдать ребёнка. Не обольщаясь ни вывеской, ни трескучей псевдонаучной риторикой.

Всё вместе это называется «образовательная среда», то есть среда, в которой ребёнок получает образование. Хотя в отечественных педагогических кругах есть тенденция свести это понятие исключительно к количеству компьютеров и интерактивных досок на душу обучающегося. На самом деле понятие «образовательная среда» включает в себя всю совокупность предметов и явлений, окружающих ребенка во время учебного процесса. Эта среда может развивать и вдохновлять на проекты, а может подавлять и невротизировать. Относитесь с осторожностью к школам, демонстрирующим голые стены и аккуратные стенды с «документами» и «достижениями». Такая школа может оказаться очень токсичной.

Иллюстрация: Shutterstock / alexdndz

Педагоги жалуются на засилие бюрократии в образовательном процессе и просят снять с них несвойственные им функции

Учителя Владимирской области рассказали сенатору Ольге Хохловой о том, что огромное количество ненужных никому отчётов и исполнение постоянных требований не связанных с образованием организаций «очень сильно напрягают педагогов»

26 августа 2019, 10:30


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Только 52 процента школьных учителей в России считают, что электронные журналы являются оправданным инструментом коммуникации в связке «школа-ученик-родитель». При этом остальные полагают, что если бы по всей стране была бы современная техника и работал быстрый интернет, то они поменяли бы свою точку зрения. Такие сведения озвучила член Совета Федерации от Владимирской области Ольга Хохлова, выступая на «круглом столе» по теме «Антибюрократическая учительская инициатива». Это мероприятие, посвящённое проблемам избыточной административной нагрузке на педагогов прошло в Педагогическом институте ВлГУ под эгидой регионального отделения «Единой России».

ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ ДЛЯ ДЕБЮРОКРАТИЗАЦИИ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Ольга Хохлова, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Ольга Хохлова сообщила участникам «круглого стола», что члены комитета Совета Федерации по образованию провели опрос педагогов по всей стране, чтобы выяснить, какие возложенные на них функции негативно влияют на процесс обучения. Выяснилось, что учителя недовольны огромным массивом отчётности за то, к чему они не должны иметь никакого отношения — вроде питания учащихся и количества несовершеннолетних, проживающих в районах, которые обслуживают их школы. Особенно педагогов «напрягает» необходимость дублировать электронные отчёты в бумажном виде и выполнять требования о проведении различных мероприятий, спускаемых им организациями, никак не связанными с образованиями (например, требования организовать классные часы по теме борьбы с наркоманией, приложив к отчётам сценарии этих мероприятий и фотографии).

Сенатор Хохлова сказала, что уже этой осенью проблемы чрезмерной административной нагрузки на школьных учителей будут подняты в Совете Федерации.

Ольга Хохлова, член Совета Федерации (представитель Законодательного Собрания Владимирской области), член президиума Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»:


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

«НАС ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАСТАВЯТ ИГРАТЬ В ЭТИ ВЫБОРЫ»

Об избыточной административной нагрузке на педагогов и «срочных» требованиях со стороны различных структур эмоционально рассказали учитель Толпуховской сельской школы Собинского района Надежда Климова и директор Павловской сельской школы Суздальского района Елена Хусаинова.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Надежда Климова, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Надежда Климова сообщила, что все, кому не лень, чуть ли не по поводу каждого профессионального праздника требуют от её школы проводить различные мероприятия с учащимися с последующими отчётами. Кроме этого, педагоги загружены дублированием электронной отчётности на бумажных носителях. Отдельная история — обязательное участие учащихся в различных конкурсах и Олимпиадах, которое отнимает у педагогов массу времени, но, учитывая, что дети из сельских школ не часто занимают призовые места, на итогах аттестации учителей это никак не сказывается. Прозвучали от Надежды Климовой и упрёки в адрес методистов, которые, с её слов, не оказывают педагогам никакой помощи в работе с детьми с ограниченными возможностями.

Надежда Климова, депутат Собинского районного Совета (фракция «Единая Россия»), учитель Толпуховской сельской школы, председатель школьной профсоюзной организации:

Директор Павловской сельской школы Суздальского района Елена Хусаинова рассказала, что учителя постоянно ругаются, когда приходится по требованию какого-нибудь очередного органа власти отменять уроки для того, чтобы провести, условно, классный час по теме охраны природы и потом срочно отчитаться. Она пояснила, что педагоги не против взаимодействия с другими структурами, но им хотелось бы, что оно носило плановый, а не авральный характер.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Елена Хусаинова, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Елена Хусаинова, директор Павловской сельской школы Суздальского района Владимирской области:

«ЭТА ПРОБЛЕМА ЧИСТО ТЕХНИЧЕСКАЯ»

Директор Суздальской городской школы №1 Сергей Юдин заявил, что главная проблема — несовместимость региональной базы данных «Барс», которая используется в системе образования Владимирской области, с федеральными программами. Отсюда и многочисленные ненужные манипуляции, когда вручную в разные отчёты приходится вбивать один и те же сведения.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Сергей Юдин, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Юдин считает, что если синхронизировать региональную и федеральную базу данных, как это два года назад сделали в Москве, то многие проблемы можно сразу снять. Он также полагает, что нужно отменить отчётность по таким, например, показателям, как «количество недоданных уроков на одного ученика» – эти сведения не несут в себе никакой ценности.

Сергей Юдин, директор школы №1 города Суздаля, член Политсовета местного отделения партии «Единая Россия»:

Техническую сторону проблемы затронула и Ирина Садовникова — помощник члена Совета Федерации Ольги Хохловой.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Ирина Садовникова, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Садовникова заявила, что отчёты о питании школьников должны составлять работники столовой, а не учителя. По её мнению, организации, кормящие детей должны установить в местах приёма пищи электронные системы, и по ним отчитываться.

Ирина Садовникова, помощник члена Совета Федерации Ольги Хохловой:

Представитель Толпуховской сельской школы Надежда Климова не верит в то, что когда-нибудь в столовой её учреждения появится электронная система для отчётности о питании учащихся. Её коллеги готовы отчитываться и о том, как едят учащиеся, но только в электронном виде, и лишь бы только не было бумажной волокиты.

И ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ ВУЗОВ ТОЖЕ НЕЛЕГКО

Директор Педагогического института ВлГУ Марина Артамонова попыталась успокоить школьных учителей рассказами о том, что и в опорном вузе 33-го региона отчётности тоже много, и преподаватели перегружены.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Марина Артамонова, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Вместе с тем, Артамонова считает, что в школах должны быть собственные IT-специалисты, которые бы помогали учителям работать с электронными базами данных. Надо лишь продумать, как открыть эти ставки.

Марина Артамонова, директор Педагогического института Владимирского государственного университета:

Директор школы №1 города Суздаля Сергей Юдин предложил избавиться от бумажной волокиты с помощью электронной подписи, которая уже и так есть у каждого директора:

«ПЕДАГОГИ – ТЕРПЕЛИВЫЕ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ НЕ ПРИВЫКЛИ ЖАЛОВАТЬСЯ»

Помощник сенатора Хохловой Ирина Садовникова сообщила участникам «круглого стола», что в настоящее время прорабатываются изменения в федеральный закон «Об образовании», которые должны урегулировать вопросы избыточной административной нагрузки на школьных педагогов. Правда, по словам Садовниковой, может случиться так, что закон может дать власти на местах право включать в договоры с учителями пункты об обязательной отчётности по ряду направлений. Более того, пока неясно, как изменится принцип формирования заработной платы учителей. По этому поводу профсоюзы уже забили тревогу.

Уполномоченный по правам человека во Владимирской области Людмила Романова заявила, что за обсуждаемыми изменениями в федеральный закон «Об образовании» нужно пристально следить. Если Сенатор Ольга Хохлова будет заниматься этой работой в Москве, то региональной общественности надо взять под контроль действия обладминистрации, так как, скорее всего, многое будет отдано на откуп Белому дому.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Людмила Романова, фото из архива Зебра ТВ

Омбудсмен назвал учителей «терпеливыми людьми, которые не привыкли жаловаться», и призвала помочь им в решении вопроса с избыточной нагрузкой, так как именно педагогам предстоит реализовывать национальный проект в сфере образования.

Людмила Романова, уполномоченный по правам человека во Владимирской области:

ВСЁ ДЕЛО В «РАЗУМНОЙ ДОСТАТОЧНОСТИ» ОТЧЁТНОСТИ

О важности реализации национального проекта «Образование» говорил и член Общественной палаты города Владимира Дмитрий Жученко. Он сказал, что отчётность нужна именно для более эффективной работы по нацпроектам и майским указам президента, но она должна быть «разумно достаточной».


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Дмитрий Жученко, фото пресс-службы Владимирского регионального отделения партии «Единая Россия»

Жученко также призвал перенимать московский опыт в сфере работы с электронными базами данных. Директор Суздальской школы №1 Сергей Юдин, услышав это, дал понять, что правительство дальше Москвы не видит.

Дмитрий Жученко, член Общественной палаты города Владимира:

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате

Бюрократия в образовании должна уйти в прошлое!

Профессор Европейского Университета в Санкт-Петербурге опубликовал доклад в Russian Analytical Digest, в котором пишет о главной чуме российского образования – всеобщей бюрократизации. По его мнению,чтобы улучшить систему образования,  министерство должно отменить  99% бумажных требований к преподавателям. А если распустить все соответствующие подразделения Минобрнауки, Рособрнадзора, то можно еще и поднять зарплату учителям.


БЮРОКРАТИЯ В ШКОЛАХ

Доклад начинается с цитаты Владимира Путина: “Талантливые исследователи, квалифицированные инженеры и рабочие играют ключевую роль в создании национальной конкурентноспособной экономики. Поэтому считаю образование самым главным, на что мы должны обратить внимание в ближайшие годы”.(Петербугский экономический форум, июнь 2016 г.). Тем не менее, ситуация в образовании, считает Курилла, продолжает оставаться тяжелой.

В докладе говорится о несметном количестве документации, которую заполняют педагоги: “Министерство образования и науки, Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор), а также Федеральное агентство по научным организациям (FANO) создают горы требований, правил и формы отчетов, которые преподаватели обязаны заполнять. Бюрократия не может опираться на репутацию и доверие, поэтому государство изобрело документы, которые заменяют доверие и рецензирование. Профессора и учителя явно возмущены, но они находятся в положении, когда протесты бесполезны и даже опасны”.

В интервью Newtonew Курилла предлагает Минобрнауки отменить 99% бумажных требований к профессорам и университетам (а также к учителям): “освободите преподавателей для преподавания, не заставляйте их прописывать каждое свое движение в понятных чиновнику терминах. Бумажный контроль должен уйти в прошлое (если хотите  – контролируйте так бухгалтерию, но не работу преподавателей). Если есть необходимость контроля – помогайте самоорганизации ученых и преподавателей, но не руководите ими. А если уменьшить бюрократическое давление и распустить все соответствующие подразделения Минобрнауки, Рособрнадзора и всяких облоно, гороно и районо, – можно еще и сэкономить и поднять зарплату учителям”.

Иван Курилла – доктор исторических наук, в 2015 году был рекомендован на должность профессора факультета свободных искусств и наук СПбГУ. Конкурс отменили, что привело к протестам студентов. Петиция за возвращение ставки для Куриллы набрала 17 тысяч подписей, но ему дали доработать лишь до конца семестра. Сейчас преподаёт в ЕУСПб.